Объединение УГАТУ и БГУ – шаг к деградации науки в Башкирии?

0 543

На днях коллективы двух ведущих вузов республики узнали об их предстоящем слиянии. Никаких серьезных аргументов в пользу такого решения сотрудникам и преподавателям этих университетов не привели. Да и не может быть разумного обоснования подобным планам.

Дело в том, что БГУ ведет свою самостоятельную биографию с 1957 года, а УГАТУ с военных лет и оба вуза имеют разную историю, традиции, научные школы и направления, но прекрасно дополняют друг друга. А теперь это всё вдруг кому-то захотелось сломать. Поскольку автор является выпускником УГАТУ, то выскажет свое мнение о родном вузе, так как в прошлом уже были попытки ликвидировать или реорганизовать это учебное заведение.
До 1961 года ректором УАИ длительное время трудился Иван Емелин, а институт к концу его службы стал постепенно приходить в упадок. Начальники из Москвы всерьез заговорили о преобразовании его в филиал какого-нибудь иногороднего «политеха» или даже полном закрытии. Но новым руководителем института в это время стал молодой Рыфат Мавлютов, который самоотверженными усилиями смог сохранить учебное заведение. Любопытно, что для остановки задуманной реорганизации УАИ Мавлютов сумел пробиться к выпускнику института, члену Политбюро ЦК КПСС Андрею Кириленко и получил его поддержку.
К 1980-м годам Рыфат Рахматуллович вывел вуз в число лучших в стране. В основе успеха было качественное образование, которое давали студентам, поскольку ректор не только растил собственные кадры, но и приглашал на работу ведущих ученых и преподавателей со всей страны. Добивался выделения им квартир и создания достойных условий для научной и педагогической деятельности.
Хорошая подготовка выпускников позволила развернуть обширные научные исследования. В 1988-м Рыфат Рахматуллович рассказал корреспондентам, что в рамках реализации только одной из программ в 1981-1985 годах в УАИ «создано свыше 120 принципиально новых видов техники и технологических процессов», а объем научных исследований с 70-го по 87-й вырос в десять раз. Институт даже в условиях административно-командной экономики стал высокорентабельным предприятием.
Подчеркнем, что работать Мавлютову приходилось в условиях постоянного прессинга со стороны Башкирского обкома и его главы Мидхата Шакирова, который откровенно недолюбливал успешного ректора. Но Рыфат Рахматуллович умел преодолевать эти препоны.
Вот типичный пример тех лет… В 1984 году обком пытался скорректировать «неправильное» партийное и национальное соотношение, сложившееся среди аспирантов и соискателей в вузе и прислал для этого специальную анкету, которую потребовал пропускать через свой отдел науки и учебных заведений, чтобы обкомовские чинуши принимали решение о приеме на учебу кандидатов в ученые.
Но Мавлютов вместе с этой анкетой на серо-голубой бумаги размером в половину листа А4, без лишнего шума и огласки, сразу обратился в серьезные оборонные ведомства СССР, для которых институт вел работы. И генералы ВПК по своим каналам быстро привели в чувство обезумивших партаппаратчиков с Тукаева, 46.
И ещё немного о научной экономике при Мавлютове… На каждый вложенный авиационным институтом в науку рубль, а эта информация была обнародована на X пленуме уфимского горкома 2 февраля 1990 года, регион получал 18-20 рублей отдачи. Наиболее же передовые разработки ученых УАИ давали до 50 рублей эффекта! Ни одна другая отрасль БАССР даже отдаленно не показывала подобного результата. Приходиться только удивляться ограниченности кругозора обкомовских работников, не понимавших роль и значение науки.
Сейчас чиновники, напротив, умеют хорошо считать деньги, но по своему, а опрошенные нами сотрудники УГАТУ указали на две, по их мнению, причины планируемой реорганизации: бюджетные траты на вуз и лакомые площади, расположенные в самом центре города. Зная российские реалии, сотрудники не исключают, что реорганизация обернется банальной «оптимизацией» персонала и недвижимости. Дело в том, что с деньгами в республике не густо и, вдруг, всплыл этот «Мега-проект». А между тем в республике масса других проблем.
Работники УГАТУ полагают, что одной реорганизацией дело не обойдется, а речь идет о целенаправленной попытке постепенной ликвидации авиационного вуза в Уфе.
— Если бы хотели помочь университету, то приехали к нам, поговорили, поинтересовались проблемами, послушали людей, — удивляются собеседники.
Добавим, что чиновникам и БГУ, с его математиками, физиками, химиками, филологами и историками, вряд ли нужен, поскольку деньги на них тоже приходиться тратить. Действительно, есть же в Уфе педуниверситет, из стен которого вышел в свое время БГУ. Спрогнозируем, что, видимо, доберутся потом и до аграрного университета по тем же самым причинам.
Что останется? Пожалуй, только медицинский, чтобы кто-то умел лечить начальников и членов их семей, да УГНТУ, чтобы дети тех же персон могли после его окончания работать в нефтегазовам секторе.
Таким образом, на примере нашей республики видно как, несмотря на все декларации чиновников, молодежь Башкирии может лишиться качественного образования, а мы всё больше становиться сырьевым придатком других стран.
Правда, нынешний ректор УГАТУ Сергей Новиков заявил, что вуз не получал никаких официальных документов об объединении с БГУ. Видимо пока авторы реорганизации прощупывают реакцию коллективов и их ученых советов. Похоже, в памяти реформаторов сидит громкая история 2015 года, когда сотрудники УГАТУ дружно «прокатили» объединение с университетом экономики и сервиса и отправили в отставку тогдашнего своего руководителя – и.о. ректора Александра Дегтярева, ратовавшего за такой союз. И вот новая попытка.
В советское время говорили, что у каждой ошибки или неправильного решения есть фамилия, имя и должность. Поэтому сотрудники УГАТУ хотят знать, кто же конкретно стоит за идеей подобной реорганизации.
Евгений КОСТИЦЫН, выпускник УГАТУ 2009 года

Coming Soon
Нравится ли вам наш сайт?
Нравится ли вам наш сайт?
Нравится ли вам наш сайт?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.